В 2015 году после церемонии награждения JOY родилась отличная традиция: публиковать интервью с Журналистом года. И берет это интервью PR-специалист года. В 2016 на церемонии награждения JOY лучшим из лучших признан главный редактор портала «РБК-Недвижимость» Игнат Бушухин. Лучшим пиарщиком стала Алла Руденко. Лучший pr-специалист в роли журналиста и лучший журналист «по другую сторону баррикад». Что получилось из этого великолепного тандема, читайте в интервью.

Интервью с главным редактором портала «РБК-Недвижимость» Игнатом Бушухиным. Беседовала Алла Руденко.

Поздравляю с победой в JOY, большинство голосов было отдано за тебя. Как ты считаешь, почему?

Во-первых, поздравляю и тебя с тем же. Во-вторых, я думаю, это связано с моей публичностью и прямыми контактами с руководителями компаний и пресс-служб. В прошлом году мои интересы несколько сместились в сторону телевидения, я много снимал репортажей и, видимо, был у всех на слуху. Это не говорит напрямую о качестве работы, это просто результат постоянного присутствия на публике. Кстати, моей основной работой остается редакторская деятельность на сайте «РБК-Недвижимость».

Ты считаешь, что журналисты такого уровня как ты, нуждаются в премиях и победах? Или они больше нужны для поощрения начинающих профессионалов?

Конечно, получить премию очень приятно и я горжусь, что профессиональное сообщество, к которому я имею честь принадлежать, поставило мне такую высокую оценку. В том числе важно, что в него входят представители разных направлений рынка недвижимости: застройщики, консалтинговые компании, архитектурные бюро и представители власти.

В этом году ты не был в жюри, но по опыту прошлых лет, можешь ли сказать, что представленные работы являются индикатором рынка журналистики?

В определенной мере, конечно, являются, но не настолько, чтобы говорить обо всей журналистике. Многие журналисты не выдвигали своих работ по этическим причинам, из-за желания не быть судимыми, из-за личной скромности, в конце концов.

Когда я судила работы, я обратила внимание, что очень тяжело сохранять объективность. Фактор субъективности помогает или мешает, как ты считаешь?

Субъективный фактор всегда присутствует и не надо по этому поводу вибрировать. В REPА ключевое PR и нет ничего плохого в том, что пиарщики выбирают журналистов или лучший текст, исходя из своих субъективных соображений.

А были работы или тенденции, которые порадовали, удивили, огорчили?

Меня всегда радуют работы коллег из медиа холдинга РБК. Что касается тенденций, то было несколько работ крупных изданий или их приложений, не отвечающих требованиям деловой журналистики, где журналист просто транслирует какую-то мысль, не подкрепляя ее источниками.

В этом году было много обсуждений, посвященных теме взаимоотношений пиарщиков и журналистов, начиная с того, должен ли журналист или пиарщик быть грамотным и заканчивая самим фактом необходимости ПР как профессии. Ты как считаешь? Кто пиарщик для журналиста – помощник или угроза?

Я считаю, пиарщик должен быть помощником. Хотя он и отстаивает интересы компании, но его главный клиент – журналист.

Кроме того, существует важная проблема, у нас пиарщики стали «генералами», которых боятся. Люди, работающие в крупных компаниях, могут выразить недовольство, которое будет дорого стоить журналисту. Я как-то наблюдал взаимоотношения пиарщиков из Саудовской Аравии, и английских журналистов, которых они сопровождали, так у них к пиарщикам совсем иное отношение. Пиарщик — на страже интересов журналистов. У нас же пиарщик зачастую, к сожалению, диктует журналисту что писать.

Что ты ценишь в пиарщиках?

Безусловно, креативность. Все-таки ежедневно мы получаем огромный поток информации, и ее в основном генерируют именно пиарщики. Во-вторых, желание ответить на вопрос журналиста. В третьих, ценю знания о компании и рынке. То, как представители компаний работают с лояльностью журналистов.

Возможна ли дружба между журналистом и пиарщиком?

Сложно говорить о дружбе. У меня был опыт, когда я думал, что пиарщик – мой друг. А потом он переходил в компанию, интересы которой не были связаны со сферой моего СМИ, и дружба в одночасье прекращалась. С другой стороны, недавно у нас в редакции был случай, когда журналист написал статью, основанную на информации пиарщика, но заголовок показался пиарщику дискредитирующим его компанию. Пиарщик был разочарован: «Ну как же так, мы же дружим». А что мы можем поделать? Нам важен трафик, читательское внимание… Поэтому лучше с пиарщиками поддерживать просто хорошие отношения.

Как ты считаешь, какие проблемы испытывает журналистика real estate?

Основная проблема, уже ставшая традиционной, — как учесть рекламную и ПР-активность и информационную активность в одном СМИ. Крупные издания сохраняют независимость, а мелким приходится искать компромиссы.

Журналистика изменится в ближайшие 5-10 лет?

Сейчас много говорят о блогерах, о развитии телевизионного контента, медийности… Конечно, субъективная журналистика будет набирать обороты. Но классическая деловая журналистика, соблюдающая принципы и этику профессии, безусловно, останется. И, да… носители останутся те же – интернет, бумага, телевидение.

А журналистам придется меняться?

Конечно, придется. Журналисты – первые, кому приходится меняться, причем постоянно. Нужно подстраиваться под новые интересы читателя, искать новые способы визуализации, верстки, сокращений, ведь люди тратят в разы меньше времени на чтение.

А вот выбор тем не меняется. Мы недавно опубликовали статью с подборкой тем, на которые писали московские СМИ 100 лет назад. Все то же самое, что и сейчас: сколько стоит жилье, рост коммуналки, транспортные проблемы.  Хотя стало больше делового глянца с красивой подачей и визуализацией, особенно на телевиденье и сайтах.

Как ты оцениваешь уровень профильной журналистики?

Я считаю журналистов real estate Москвы лучшими во всем мире. Мы в редакции регулярно мониторим западные СМИ, там есть своя специфика, они много пишут о домовладениях известных людей, политиков. В этой теме они первые. Но там нет такого количества тематических контентных сайтов.

Стоит ли брать журналистов с других рынков?

Конечно да, обучить специфике недвижимости достаточно легко, зато более широкий кругозор и знание параллельных рынков может быть полезны в работе. Кроме того, редактору гораздо легче научить нового человека, чем пригласить специалиста со своим опытом и видением.

Что тебя волнует на рынке недвижимости? Какие угрозы ты видишь?

Угроз как таковых не вижу, а вот волнует несколько вещей. Во-первых, неопределенность в риэлторском бизнесе. Люди уже третье десятилетие не могут договориться о принципах работы, единых стандартах и понятных правилах. Волнует затишье в строительном секторе – всего 2 крупных события за год. Беспокоит диджитализация, контентные СМИ, на мой взгляд, теряют свою актуальность для читателя. Меня волнует, что уже 5-6 лет мы работаем с одними и теми же людьми. Не меняются ни спикеры, ни журналисты. И пока я не вижу молодых людей, про которых можно сказать – это будущее.

Не столько волнует, сколько вызывает интерес развитие российских городов, российской архитектуры и городского планирования.

Как эксперт рынка, можешь дать прогноз на будущее?

Я не эксперт, я журналист. Могу только сказать, что в 2014 году аналитики прогнозировали рост рынка в 2017 году и, возможно, сейчас этот трехлетний спад наконец-то закончится. Я хочу верить, что с этого года при сохранении качества строительства и его объемов начнет расти покупательская способность. Ипотека становится более доступной и это хорошо, строим мы много и начали делать это красиво и качественно. Мы наконец-то перестали застраивать спальные районы, а начали думать о том, как вернуть центры городов к удобной качественной жизни. Какой прогноз? Не хочу прогнозировать, потому что моя работа в том, чтобы отображать то, что уже произошло.

Блиц-опрос

Если бы ты не писал о рынке недвижимости, о чем бы ты писал?

Моя дипломная работа на журфаке – спецрепортаж. Этим бы я и занимался. Может быть, был бы военным корреспондентом.

Самый плохой поступок, который может совершить пиарщик?

Сказать какую-то отсебятину. Предположить что-то и выдать это предположение за позицию компании.

Что мы не знаем об Игнате Бушухине?

Несмотря на свою публичность, я замкнутый человек. А еще я отлично катаюсь на лыжах и мог бы стать тренером или спасателем.

Если бы не было пиарщиков, журналистам было бы проще или сложнее?

Журналистика была бы другой. Сейчас она основана на сообщениях компаний. Без пиара, было бы больше репортажей, фельетонов, было бы больше времени на подготовку каждого материала.

Хотел бы ты быть пиарщиком?

Да, я думаю, что из меня получился бы отличный пиарщик. Просто интересных предложений мне почему-то никогда не делали…