Несмотря на эволюцию строительного комплекса, активное развитие экспертной составляющей и государственных институтов регулирования, акции протестов по-прежнему фигурируют в отраслевой повестке. Доходит, порой, до абсурда: в Липецке жители ведут полемику с властями о том, стоить ли в микрорайоне коррекционную школу или дом детского творчества. Дискуссия в комментариях к публикациям ведется на грани оскорблений. С одной стороны — семьи, где есть дети с особенностями развития, и без того регулярно преодолевающие препятствия: от бытовых до социальных, с другой – жители микрорайона, обремененные ипотекой и завышенными ожиданиями от застройщика. Федеральные СМИ об этом пока не писали, но ситуация в гипертрофированном виде демонстрирует отсутствие контакта между властями, застройщиками и населением.

В анамнезе строительной отрасли достаточно проектов, когда инвестиции были полностью или частично потеряны из-за протестов населения. Финансовый фактор, безусловно, дополняется, социально-политическим. Конечно, есть ситуации, когда через такие протесты был «выпущен пар» и реализован запрос на справедливость и демократию, но в целом – дополнительные точки напряжения власти не нужны. Движения «снизу» услышаны и поняты «сверху»: неоднократно в своих выступлениях лидеры страны говорят о необходимости «прислушаться к населению».

Такое заявление сделала и председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко ко дню малых городов. Уж куда, как говорится, прямее: «Город может успешно развиваться только вместе с жителями, при их поддержке, при учете их мнения, их запросов, когда действуют институты прямой демократии и местного самоуправления, отлажена связьс бизнесом, общественными организациями … надо создавать площадки для широкого обсуждения градостроительных и иных проектов, советоваться с людьми, открывать простор для инициатив, новаций, творчества» (Блог на сайте Совета Федерации, публикация «Города и люди», 30 октября 2020г.).

Так почему же мнение населения звучит достаточно ясно только тогда, когда стройка уже огорожена забором и работает первый экскаватор? Более того, есть примеры, когда такие ситуации развиваются в течение 3-5 лет! Тогда как при грамотной коммуникационной политике даже самый вопиющий случай может быть урегулирован в перспективе максимум 1,5 лет. Неужели у государства и бизнеса так много ресурсов, что мы можем позволить терять их, улаживая конфликты? Ведь превентивная качественная работа с населением и экспертами в разы дешевле – как финансово, так и репутационно.

На мой взгляд, авторы проектов (и местные власти, и девелоперы) не воспринимают мнение населения как ресурс. До того момента, как этот «ресурс» не подхватывает оппонент. В кулуарных разговорах при обсуждении скандальных строительных проектов от представителей региональной власти регулярно слышу в качестве первого вопроса: «А в чем суть? КТО инициировал протесты?». То есть факт того, что люди могут быть недовольны, и могут высказывать свое мнение, невозможен в реальности моих собеседников. Оценивая ситуацию с политической точки зрения, они исключают, что протест как таковой может быть субъектом. В их понимании — это инструмент влияния одной группы на другую. Есть в этом сермяжная правда. С тем только комментарием, что инициировать протест сложнее, чем использовать готовый. Поэтому и получается, что упуская момент формирования и артикуляции требований со стороны жителей, власти и застройщики дают своим оппонентам инструменты влияния, и ситуация развивается по спирали.

Вторым моментом, негативно влияющим на коммуникации участников процесса строительства, является излишняя уверенность в административном ресурсе. Специалисты, отвечающие за взаимодействие с властью со стороны бизнеса, часто переоценивают ресурсы местной власти в части влияния на СМИ и локальную повестку в целом. И недооценивают риски, которые понесет сама администрация и чиновник лично, если будут продолжать продвигать спорный проект.

Репутационные и финансовые потери несут в случае протестов все: и власти, и застройщики, и в определенном смысле — сами горожане. Но основное бремя ложится на бизнес-структуры – по разным причинам, и во многом – заслуженно.

Пока мы наблюдаем ситуацию, когда, как ни парадоксально это звучит, общественность в процессе выстраивания диалога демонстрирует более активную позицию, вынуждая бизнес и чиновников защищаться. И если у власти всегда есть возможность переквалифицироваться в арбитра, то амплуа бизнеса в текущей позиции – неизменно. У застройщиков есть только один вариант реального управления этой ситуацией – подняться до уровня модератора и начать диалог первыми.

Застройщикам и девелоперам нужно принять как факт, что во многих градостроительных конфликтах преобладает эмоциональная составляющая и запрос на справедливость в целом, который люди будут неосознанно реализовывать через коммуникацию с проектом. Так сложилось, что застройщики/инвесторы в такой ситуации  – на переднем крае обороны и суровая правда в том, что если они сами не справятся с конфликтом, их могут, что называется, «слить» — с тем, чтобы тот самый запрос на справедливость был удовлетворен. И за чей счет будет этот банкет – очевидно.

Хотя на самом деле можно не дожидаться протестов и предотвратить их появление, достаточно придерживаться простых правил на уровне добрососедской этики:

1) определить экспертов, лидеров мнений и активных представителей локального сообщества;

2) встретиться и представить им проект;

3) выслушать и, по возможности, учесть их рекомендации – нередко это действительно полезная информация;

4)зафиксировать позитивные мнения и результаты встреч, заручиться поддержкой в публичном пространстве;

5) быть открытыми и готовыми к диалогу.

Открытости не нужно бояться — в ответ на честность эксперты окажут вам поддержку в ситуации, если чьи-то требования к проекту будут неадекватны.

Более подробно об этих правилах, а также о том, как можно выстроить коммуникацию с населением, я расскажу в следующей колонке.