Под занавес сезона традиционно будет вручаться JOY — в юбилейный, десятый раз. Мне кажется, кто бы там что ни думал, а в этом году премию как никогда стоит поддержать.

Я абсолютно убеждена, что надолго и возможно с успехом (вот именно в таком порядке) в журналистике человека могут удержать три мощных “якоря”. Первый — ты по-прежнему видишь смысл в ежедневном складывании из букв-льдинок лонгрида под заголовком “Вечность”. Второй — у тебя все еще не отбили охоту делиться своими знаниями и мыслями с миром (который зачастую даже на троллинг не разоряется — ему твои мысли и знания просто по барабану). И третий — ты, может и не признаваясь себе, продолжаешь ловить кайф и от того, и от другого.

Но дальше начинается: ты видишь, готов и ловишь — но за это мало кто хочет платить. Или хочет, но копейки. Или не копейки, но на условиях, от которых тошнит. Или пусть не тошнит, а по Холмсу-Камбербетчу — “ску-у-у-ушно…”. Или даже не скучно, но, кажется, никому не надо, кроме тебя и парочки вовлеченных. И еще штук 20 “или”, сводящих к нулю почти все внешние стимулы и способных приблизить то, что умные люди называют периодом апатии, деструктивизма и профессионального выгорания. Журналистские премии (среди которых JOY, вроде, была первой) важны как хоть какая-то “точка опоры” вовне. Как доказательство, что твою работу, кроме бухгалтерии, с интересом готовы оценить другие люди и в других категориях. Как пример, что публичное признание — это не обязательно про потом, когда уже почти все равно, а иногда вот — про здесь и сейчас. И не надо презрительного “Да какая разница!” — это неправда, маска неуверенности, попытка скрыть досаду, что сам ни разу в жизни победно не разрывал финишную ленту.

Еще я тешу себя надеждой, что когда жюри голосует за присланные работы, все его члены основываются только на профессиональных критериях и искренне выбирают лучших. Именно поэтому та или иная номинация иногда остается без победителя — лучших не находится, а других не надо. JOY — это попытка объяснить (прежде всего, молодым журналистам, старые и без того знают), что премии не всегда даются “в пристежку” к спонсорству, громкому редакционному бренду или влиятельному главреду. JOY — это попытка убедить, в том числе само журналистское сообщество, что залог успеха — все-таки профессиональное мастерство и эмоциональная вовлеченность в профессию, а все остальное — только про место работы, за которое у нас, по крайней мере, не награждают.

Наконец, в этом, пандемийном году премия — она не только про журналистов, но и про отрасль в целом. Много старых номинаций, есть несколько новых — их сочетание дает рынку недвижимости понять, что внимание к нему как и раньше велико, что сам он по-прежнему выходит далеко за рамки коронакризиса и льготной ипотеки на новостройки, что в его перспективы верят и еще многого от него ждут. Как, впрочем, и от тех, кто об этом рынке пишет и рассказывает.