Перемены в строительной отрасли идут семимильными шагами, связано это не только с экономической ситуацией, но и с социальными проблемами. О том, какие изменения идут на пользу рынку недвижимости, а какие – нет, в интервью журналу REPA рассказал сооснователь и партнер компании GR Project Group Гасан Архулаев.

Гасан, как вы оцениваете ситуацию на рынке жилищного строительства на сегодняшний день?

Я бы сказал, что рынок недвижимости последние несколько лет переживает существенные перемены, касающиеся законодательной трансформации, в частности. Плохо ли это? На мой взгляд, это вредит рынку намного больше, чем какие-то экономические потрясения, которые также в последнее время у нас происходят (санкции, волатильность валют, повышение ставок по ипотеке и т.д.). Было бы правильнее дать уже принятому законодательству поработать лет 5-10, не трансформируя его и не ломая.

Я так понимаю, что вы говорите о поправках в 214-ФЗ (Федеральный закон о долевом строительстве – прим. ред.). Но ведь все эти изменения призваны в первую очередь защитить дольщиков, чтобы они не остались без квартиры.

Дело всё в том, что у нас последние 3-4 года всё шло неплохо, и это как раз связано с тем, что 214-ФЗ только-только структурировался после последних изменений, и тут мы снова что-то начинаем менять.

Так изменения происходят, потому что получается, что закон не смог защитить дольщиков.

Как сказать, на самом деле, ряд банкротств девелоперов при ближайшем рассмотрении оказывается довольно хорошо запланированными акциями. У той же компании Urban Group был совершенно отличный продукт, который пользовался спросом, там были налажены все процессы, то есть проблема была не в рынке. Поэтому направление постоянной жесткой трансформации законодательства, на мой взгляд, —  не самое правильное. Если сейчас введут очередные поправки, то перестраивать свои бизнес-процессы для работы по новым правилам девелоперы начнут только в конце следующего года, но при этом, если мы после этого ничего не будем менять, то тогда рынок, пережив очередной шок, пойдет вперед. И вот тогда мы сможем выйти на те самые показатели по строительству 120 млн кв. м ежегодно, о которых в своем послании говорил нам президент РФ Владимир Путин.

То есть вы считаете, что при определенных условиях достичь этого показателя вполне реально?

Конечно, тем более что те технологии, которые сейчас приняты в строительном мире, позволяют строить быстро качественно и много

Тогда у меня другой вопрос: а нужно ли столько строить?

Ну давайте так, с одной стороны, я считаю, что если не ставить трудновыполнимые задачи, позволяя тому же строительному рынку находиться в зоне комфорта, то никакого развития от отрасли можно не ждать. С другой стороны, у нас очень мало жилья передается очередникам. По сути, всё, что мы строим, продается за деньги, и немаленькие. А с учетом того, что сейчас произойдет переход на проектное финансирование, мы четко должны понимать, что жилье станет дороже. Трансформация рубля к доллару тоже не добавляет оптимизма, ведь мы с вами прекрасно понимаем, что минимум 25% комплектующих, все-таки, импортные, хотим мы того или нет. То есть пока мы не можем перейти полностью на комплектующие российского производства, потому что они еще недостаточно качественные, хотя есть отдельные примеры, врать не буду.

Это какие?

Мне нравится, как стремительно развиваются Щербинский и Карачаровский лифтовые заводы. Кроме того, мне импонирует, что сейчас профили оконные в большинстве своем собираются в России, также стало много заводов по производству запорной арматуры, то есть мы можем использовать и отечественные материалы, но, вы же понимаете, что в проект бизнес-класса нельзя поставить Карачаровский лифт, как бы прекрасен он ни был, нет, это не тот уровень.

Мы с вами сегодня много говорим об изменениях, и вы правы, на строительном рынке происходит перемен в избытке, так с рынка ушел термин жилья эконом-класса, заменив его словом «стандарт», к тому же власти во главе с Минстроем России прорабатывают Стандарты, согласно которым такое жилье должно строится. Как вы считаете, нужны ли эти Стандарты?

Если у нас не будет тех стандартов, ниже которых ни один застройщик опускаться не должен, то это, наверное, благо, другой вопрос, что я не считаю, что ради этого нужно менять законодательство, как я уже говорил, это не на благо рынку, вот если сейчас опять менять СНИПы, нормы проектирования, то все это отбросит рынок лет на 5 назад. Поэтому, на мой взгляд, такие вещи должны носить рекомендательный характер, при этом должна проводиться работа по разъяснению, почему по ним (стандартам – прим.ред.) работать лучше.

Продолжим тему изменений, если мы затронем вопрос проектирования, то как раз ваша компания активно работает с BIM-технологиями (технологии информационного моделирования – прим. ред.). Как вы считаете, за ними будущее?

Мы в нашей компании создали проектный институт, который работает полностью в BIM – система, которая позволяет избежать многих ошибок на этапе проектирования, значительно сокращая сроки строительства. То есть, когда мы видим выполненную модель в бетоне, то сразу в программе можем найти ошибку, которую тут же можно исправить. Конечно, это будет развиваться, безусловно.

Вы сейчас проектируете только при помощи BIM?

Нет, конечно, нет, сейчас у нас соотношение где-то 30:70, где 30% — это BIM, все-таки, пока работа с информационными моделями – дорогое удовольствие, и мы работаем.

Ну и напоследок, раз уж мы встречаемся под конец годп, может быть поделитесь планами на будущее?

Планируем и дальше развивать BIM-моделирование, хотим сформировать устойчивый портфель заказов в этой части. Сейчас в единовременном проектировании 370 тыс кв  м это 17 контрагентов, до конца года около 85 тыс кв м мы планируем закрыть и выйти с положительным заключением уже.

Какие регионы интересны?

Пока мы работаем в России, но нам интересен и рынок Казахстана.