Марина Зак, директор по маркетингу RD Management 


Начну своё повествование с небольшой инструкции ко всем известной игре «Сапёр», которая забавным образом оказалась столь близкой многим соискателям на рынке недвижимости.

«Сапёр — несложная игра, которая, тем не менее, развивает память и логику. Основная её цель — найти и обозначить мины. Нужно быть очень осторожным: как только вы открываете клетку, под которой спрятан взрывоопасный сюрприз, игра окончена. Сапёр ошибается только один раз».

Сегодня, когда мне звонят рекрутеры с вопросом, есть ли у меня персональный «блок-лист» компаний, в которых я ни при каких обстоятельствах не буду работать, я уже не расширяю от удивления зрачки, не впадаю в ступор, а просто рисую мысленно поле «Сапёр» и открываю клеточки.

«Хорошая мина при плохой игре»

«Видимо, мне всегда везло с работодателями», — именно такой вывод я впервые сделала осенью 2014, получив оффер от одного известного игрока рынка коммерческой недвижимости, и, не проработав там и полдня, скоропостижно забрала свою трудовую. Приглашение стать руководителем дирекции мероприятий и рекламы я приняла не сразу, думала месяц… Во-первых, «отзывики»  буквально кричали о неблагонадежности компании, но, как это порой случается, «со мной такого не будет» перебороло. Самым любопытным и вместе с тем наивным оказался «хорошо спланированный метод Хитча». В течение месяца наши встречи с HR, вице-президентами и президентом носили откровенно «конфетно-букетный» характер: на все вопросы — «да», рассказы про корпоративную культуру, про делегирование ответственности, про то, как заживём, ну, и, конечно, «Ваше время мы уважаем и ценим». Всё это работало с прицелом — «клиент почти готов». В день, когда в отделе кадров оказалась моя трудовая книжка, кажется, вступил в действие закон о крепостном праве. И можно было бы долго говорить о том, что «для этого люди и пишут отзывы о работодателе», но есть и достаточно аргументов против данного утверждения.

 Дело в том, что на рынке недвижимости мало кто занимается управлением репутацией в информационном поле, поэтому очень часто отзывы могут быть как реальными, так и происками недоброжелателей. Ещё в 2011 году, когда я пришла работать в компанию, которая впоследствии стала девелопером № 1, интернет её также «не рекомендовал». Но это всё оказалось «шумом» или, как я уже писала ранее, вбросами конкурентов, ведь  именно этой компании я обязана своими лучшими реализованными проектами, тёплой и преданной командой, отношения с которой давно переросли в крепкую дружбу. Иногда компания становится частью твоей жизни, это, в основном, происходит от взаимного участия работодателя и менеджера. «Семейный формат» в работе одновременно стирает границы между работой и досугом. Ты проводишь больше времени с людьми, воспринимаешь задачи с позиции «для себя», а значит, делаешь всё на 100%. И если вместе с тем участие компании в твоей жизни также отвечает поступательными движениями в рост твоего благополучия, комфорта и защищенности, то ваш союз обречён на успех. И в этом вопросе, безусловно, важна совместимость партнёров, общие ценности, уважение традиций, а главное, готовность работать над общим делом — расти, процветать и обоюдно выигрывать. Я не всегда работала в «семейных бизнесах», но весь мой опыт, начиная с 2004 года, от департаментов до крупных корпораций, показывал, что успешность дела зависит не от «формата взаимодействия», а от общего вектора «WIN WIN», в котором одна победа абсолютно не отделима от второй. И там, где происходило нарушение этой связи либо со стороны работодателя, либо со стороны сотрудника, рано или поздно бизнес испытывал серьёзные потрясения. Безусловно, здесь идёт речь о топ-менеджерах, они выступают в роли жизнеобеспечивающих органов бизнеса, но и дальнейшая цепочка в этой системе либо снабжает главу бизнеса полезными идеями, умными решениями, либо, увы, всё идёт по сценарию фантастического романа про профессора Доуэля. В системе выстроенных корпоративных отношений важным регламентирующим органом являются чётко оговоренные границы — границы ответственности, границы личного пространства, этапы роста, в такой системе также важнейшим вектором должен быть ясно очерченный вектор обоюдного выигрыша. Но так думают далеко не все, показала практика… Наоборот, данное мышление у ряда компаний трактуется, скорее, как свободомыслие, да практически бунт.

Пару лет назад, столкнувшись в своей практике с иным образом мышления в бизнесе, я стала анализировать его природу и даже придумала для этого термин — «монархический бизнес».

«Всё могут короли, всё могут короли…»

Итак, важнейшим критерием «монархического бизнеса» является абсолютная дискредитация менеджмента компании. Утверждения типа: «Бизнес был до тебя и будет после тебя», «Что ж ты такой бедный, раз такой умный?», «Мой бизнес — это я», я отношу к корпоративному языку такого бизнеса. Чаще всего в основу положено правило: «Слово царя — закон», что, безусловно, не лишено смысла. «Опричники»-топ-менеджеры,  прошедшие дедовщину, довольно быстро ориентируют тебя на местности: кто-есть кто. В компаниях такого типа публичные наказания, оскорбления и унижения — дело вполне рядовое. А если без шуток, то в одной небезызвестной на рынке жилья компании мне даже прислали копию устава советской армии, но так «лобово» действуют, конечно же, не все. Как правило, менеджмент серьезно не воспринимает подобные «пассажи». Никто не читает эти правила или уставы, но каким-то неведомым образом эта бумажка, однажды оказывается в папке «документы» у каждого, и с шутками или же с прямыми директивами, но человек знает, что «Большой брат следит…» Это и является началом конца его работы, либо началом его профессиональной деформации. Прежде всего, менеджера дружественно сопровождают, ненавязчиво вводят в курс дела, часто владелец это делает сам, если речь идёт о ключевом топ-менеджере. Очень заботливо, защищая от сквозняков вольнодумства, шарф крепко затягивается на шее. Дальше всё строится по принципу «Мой бизнес — это я. Ты — часть моего бизнеса. Ты станешь таким, как я. Твоё время — это я». И вот менеджер вошёл в курс дела, у него появляются первые идеи, и он начинает строить планы, даже запускать их в реализацию. Запускается годовой план, формируется график производства работ, всё буквально до человеко-часов, всё это представлено акционеру. И лишь сомнение вызывают какие-то тусклые лица коллег, которые «всё это уже видали…»  И дело вовсе не в том, что идеи не состоятельны, дело в том, что они представляют опасность. Если их придумал не царь, любой сотрудник «монархического бизнеса» знает – сему не бывать. Всему свой срок, кому-то дают «порезвиться» месяц, кому-то — три, но конец всегда есть. И дальше становится очевидным: твой актив — это не интеллектуальный труд, а время, подчинённое царю. Время, которое ты продал, оно уже не твоё, ты не располагаешь им. Но, впрочем, выбор есть: остаться, деформироваться, затупиться и стать молчаливым исполнителем, или же встать и уйти, осознав, что это не твой путь.

Одна HR как-то в разговоре со мной сказала, что она просто не знает, как можно сказать «нет», если акционер хочет, чтобы люди вышли в субботу или воскресенье. «Ведь ваше время — это его время. Он вам хорошо платит. Как это, вам нужно понимать целесообразность? У нас так не принято…»  Это тот самый случай, когда всё понятно с первой встречи…

«Дорогой длинною…»

Не так давно я открыла для себя ещё одну клеточку «с сюрпризом». Перед встречей с владельцем меня попросили подготовить презентацию по реконцепции его активов. Я взяла время на подготовку, когда презентация была завершена, я показала её своей подруге, которая работает в крупной консалтинговой структуре. С её одобрения, придя на собеседование, как мне тогда казалось, в весьма уважаемую компанию, я представила свой проект. По итогам встречи потенциальный работодатель не проявил интереса. «Ну, что ж, бывает», — подумала тогда я. Каково было мое удивление, когда, спустя месяц, моя подруга позвонила мне в возмущении и сказала, что видит уже второй раз мою презентацию. Девелопер приглашает их к работе в качестве консультантов, но только эта презентация заявлена без моего участия. Компания просто воспользовалась моим предложением, не заплатив за работу, присвоила интеллектуальную собственность. Мелко, но, оказывается, и такое возможно.

 

И вот, завершу я данное повествование тем, что хорошо, когда всё понятно с первого взгляда, мне хотелось бы верить, что мой опыт поможет кому-то, как в игре «Сапёр», развить память и логику, научиться обходить мины. Я не испытываю ни малейшего сожаления по поводу всех этих событий в профессиональной жизни, ведь «всё, что нас не убивает, делает сильнее», тем более, сейчас я работаю в прекрасной компании, и мне вообще грех жаловаться, я лишь желаю всем удачного пути.